Храм святого Александра

До революции донецкую землю украшало много православных храмов. Как и по всей России, они были для верующего не просто местом богослужения, а средоточием духовной и общественной жизни. Где бы ни селился православный человек, в Сибири, Азии или донецкой степи, он всегда строил храм.

Высоко поднимались над округой его кресты на куполах, сверкая в лучах солнца, а малиновый звон колоколов на многие версты разносился окрест, прославляя имя Спасителя. Увы, в годы богоборчества сотни церквей в Донбассе были разрушены. Кое-где идет их восстановление, но многие живут только в нашей памяти.

Когда-то, почти 200 лет назад, в начале XIX века, на территории нынешнего Ленинского района Донецка стояло помещичье село Григорьевка. Проживало в нем около 100 человек. В Бахмутском уезде Екатеринославской губернии оно было волостным центром. Здесь же находился приход Николаевской церкви — единственного храма для всей округи. Шли годы, население увеличивалось, и небольшая церковь уже не могла вместить всех прихожан. К тому же в ненастную погоду жителям нелегко было добираться в Григорьевку. Наконец крупный соседний помещик из села Авдотьино (того самого, которое известно и сейчас) Василий Мандрыкин решил изменить ситуацию. В 1838 году полковник Мандрыкин обратился в Бахмутское духовное правление Екатеринославской епархии с прошением разрешить строительство в Авдотьино новой церкви. Свое согласие духовное правление оговорило условием: помещик должен обеспечить ее землей в течение трех лет и построить каменную церковь на 300 верующих на свои средства. Работа закипела. В 1842 году дорогостоящее и сложное возведение новой церкви успешно завершилось. Тогда же однопрестольскую церковь, названную в честь великого князя Александра Невского, освятили. Выбор святого не был случайным. Князь Александр считался небесным покровителем великого полководца Суворова, с которым Мандрыкины были тесно связаны в прошлом. Само название Авдотьино легенда связывает с именем матери Суворова Евдокии, урожденной Мануковой.

Сохранилось описание Александро-Невской церкви, правда, несколько более позднего времени. Каменная, крытая железом, снаружи окрашенная в зеленый цвет. В длину она равнялась 10 саженям (21,3 метра), в ширину — 6 саженей (почти 13 метров). Высота сооружения составляла 25 метров. В храме было 19 больших и 18 малых окон в железных рамах, три входные двухстворчатые двери, обитые железом. О внутреннем убранстве можно судить по десятиметровому деревянному золоченому иконостасу высотой почти 10 метров. Его фоном мастера выбрали белый, под мрамор, цвет. Среди икон главной была Иверская Богоматерь. Из четырех внутренних дверей три застеклили. Отдельно от церкви стояла двухъярусная колокольня со шпилем высотой почти 24 метра. Оба здания находились в хорошей сохранности, хотя и не отапливались. Никаких иных строений рядом с храмом не было. Из 120 десятин церковной земли только на трех десятинах на берегу Кальмиуса вели хозяйство, пахали и косили сено. Остальная земля — каменистая, глинистая и солонцеватая — дохода не приносила.

После смерти участника заграничных походов русской армии 1813-1815 годов Василия Давыдовича Мандрыкина его владение перешло к двум дочерям. Авдотьино и 5 тысяч десятин отошли к дочери Дарье (1833-1889), которая продолжила заботиться о церкви, построенной отцом. Только за период 1858-1883 годов Дарья Васильевна пожертвовала на нужды Александро-Невского храма 7110 рублей серебром. В 1861 году при церкви была открыта церковно-приходская школа. В ней обучалось 20 мальчиков в возрасте 8-13 лет. Они изучали букварь и святое писание. В основном это были дети крестьян. Преподавал обычно сам священник. Школа размещалась в частном доме и просуществовала до революции 1917 года.

К концу 50-х годов XIX в. Авдотьино превратилось в крупное село с населением в 600 человек. Помимо него, к приходу Александро-Невской церкви относились село Обильное помещицы баронессы Фитингоф, в котором числилось 400 жителей, деревня Новоселовка потомка первых поселенцев Ивана Штерича с 531 жителем; деревня Григорьевка владелицы Елены Бобронецкой (128 человек), хутор Сухановка помещика Василия Суханова (23 человека), хутор Софиевка Марии Цынгеровой (29 человек) и деревня Богодаровка коллежского регистратора Калиновича с 43 жителями.

Богатая незамужняя помещица Дарья Мандрыкина была женщиной яркой и независимой. Она не побоялась вести земельную тяжбу с влиятельным местным помещиком, промышленником и горнозаводчиком, неоднократно избиравшимся бахмутским уездным предводителем дворянства Петром Карповым (1838-1901). Суть спора заключалась в необходимости уступки Мандрыкиной четырех десятин земли для устройства подъездного пути от каменноугольных копей Карпова до железнодорожной станции Мандрыкино, что в нынешнем Петровском районе Донецка. В столь незначительный, на первый взгляд, вопрос вынужден был вмешаться сам император Александр III. В своем указе от 8 июля 1889 года министру путей сообщения царь повелел изъять у Дарьи Мандрыкиной эти четыре с небольшим десятины до станции Мандрыкино Донецкой железной дороги, а убытки компенсировать. Однако Дарья Васильевна не узнала о решении. Шестого мая она скоропостижно умерла от бронхита. На погребение прибыли священники всех соседних приходов, в том числе из Юзовки. Похоронили ее в фамильном склепе возле Александро-Невской церкви.

Первым священникам жилось трудно. Почти вся вторая половина XIX века истории Александро-Невской церкви была связана с именем священника Ярослава Владимировича Богдановича. В 1868 году, после окончания Екатеринославской духовной семинарии, в 23 года он получил приход в Авдотьино, которому отдал почти 40 лет. Богданович исправно вел все церковные записи: акты гражданского состояния, исповедные ведомости. Вообще записи при церкви велись с 1841 года, но сохранились частично только с 1864 года. Чудом сбереглись исповедные списки прихожан, полностью утраченные в других приходах области. Выполняя богослужебные обязанности, Богданович состоял и членом наблюдательной комиссии по открытию и благоустройству церковно-приходских школ, был учителем и законоучителем Авдотьинской школы, членом нескольких советов. Помимо священника, причт состоял из пономаря и дьячка. Жили они в двух домах, принадлежащих церкви. С годами паства росла. Если в 1858 году церковь имела 1687 прихожан, то в 1896 — 2321 человека. В 1913 году церковь приносила 1170 рублей, а капитал церкви равнялся 7071 рублю. Тогда священником был уже 27-летний Евдоким Михайлович Польчевский, получавший казенное жалованье 96 рублей. Почтовый адрес церкви — «Юзовская почтовая контора, станция железной дороги Караванная, в 1 версте».

После 1917 года для Александро-Невской церкви наступили тяжелые времена. В марте 1922 года у священника храма отобрали бланки, печати и штампы, все церковное имущество описали. В мае-июне того же года церковь потеряла все изделия из серебра: было изъято более 30 кг серебра на сумму 1246 рублей. Впереди ждали еще более тяжелые испытания. В 1930 году старинный храм взорвали. Сохранился только фундамент, напоминающий о прекрасном храме, слепившем кому-то черный глаз. Увы, найти средства на его возрождение не удается. Потому и ютятся сейчас прихожане Авдотьино в малоприспособленном для этого помещении.

Как иногда легко что-то разрушить и столько нужно усилий, чтобы создать. И все-таки хочется верить, что когда-нибудь планы по реставрации храма Александра Невского осуществятся.

 

Сергей Абуков, «Жизнь», www.life.donbass.com
Фото с сайта Свято-Александро-Невского храма пос. Авдотьино:  molitva.com.ua

Комментирование запрещено