Уголовное дело против Гуманитарного Центра Хаббарда

Останкинская прокуратура Москвы возбудила уголовное дело против Гуманитарного Центра Хаббарда (известного как «Церковь сайентологии»). Недавно в его офис нагрянули оперативники — провели обыск, опечатали помещение бухгалтерии и кассы и изъяли по три экземпляра книг, учебных пособий и кассет. Операция положила начало борьбе правоохранительных органов с российским отделением секты сайентологов, к которым причисляют… и бывшего премьер-министра России Сергея Кириенко.
 
Центр Хаббарда, занимающий двухэтажное здание детского сада недалеко от станции метро «ВДНХ», напоминает офис фирмы, распространяющей гербалайф. Те же горящие глаза людей, обладающих незаурядной силой убеждения, и очки, которые внештатные сотрудники зарабатывают вместо денег на продаже книг и привлечении новых адептов. Этими очками люди расплачиваются за посещение очередного курса профподготовки, после которого можно стать «штатным» сайентологом.
 
А в холле Центра за стеклом и золоченой цепью сооружен «кабинет Хаббарда», напоминающий музейные кабинеты Ленина: кожаное кресло, массивный стол из дерева ценной породы, бронзовые письменные приборы, шкаф с сочинениями отца сайентологии. «Мы не считаем Хаббарда своим богом, — поспешили заверить сотрудники центра, — это ной цепью сооружен «кабинет Хаббарда», напоминающий музейные кабинеты Ленина: кожаное кресло, массивный стол из дерева ценной породы, бронзовые письменные приборы, шкаф с сочинениями отца сайентологии. «Мы не считаем Хаббарда своим богом, — поспешили заверить сотрудники центра, — это для нас некий символ. Кроме того, это традиция: при жизни Рон Хаббард любил разъезжать по разным центрам сайентологии, и его всегда ждали, зная, что он любит на досуге поработать». Правда, Хаббард является скорее не богом, а сатаной. Кем, кстати, он и считал себя в последние годы жизни, находясь в сумасшедшем доме.
 
Если членами других тоталитарных сект, как правило, становятся люди с неустойчивой психикой и подростки, которых легко завербовать, то сайентологи выбрали другую тактику. По словам председателя Межрегионального комитета спасения от тоталитарных сект Нинель Русских, они завлекают чаще всего людей высокообразованных и энергичных. Адепты привлекают их курсами, которые якобы помогают выходить из сложных ситуаций, и учат правильно себя вести и общаться. Клиенты, пройдя тесты, узнают, что они далеко не гении, но могут ими стать. А в этом им поможет сайентология. «Это самая страшная из сект, — утверждает Русских, — специалисты-психологи говорят, что если иеговиста можно вывести из зависимости за 14 месяцев, муниста — за 16, то на вывод из секты Хаббарда требуется почти два года. И то без стопроцентной гарантии».
 
Те немногие люди, которые сумели вырваться из-под влияния секты, категорически отказываются называть свои фамилии, а их рассказы схожи как две капли воды. Галина М., проходящая свидетелем по уголовному делу сайентологов, решилась поведать свою историю.
 
— Как вы попали в секту?
 
— Как все, через вербовщиков. Меня привлекла дианетика (способ избавиться от страхов и комплексов, придуманный Хаббардом), и около года я посещала различные курсы и семинары. Сначала было интересно, но потом я почувствовала, как меня «затягивает». Они это поняли и начали заставлять подписать контракт на работу в организации. Я подписала его, но потом отказалась от этой мысли. Тогда начались преследования. Мне присылали письма с предложениями продолжить сотрудничество. Домогательства продолжаются и сейчас. Например, предлагали пройти программу очищения, состоящую из посещения сауны, бега и приема витаминов. Курс стоит $1500.
 
— Расскажите о жизни сектантов.
 
— Адептов заставляют жить в общежитии, которое Центр Хаббарда арендует у какого-то ПТУ. Этим руководство секты решает сразу несколько проблем. Во-первых, компактное проживание сводит к минимуму контакты сайентологов с внешним миром. Общежитие охраняется, к проживающим там просто так не войти. Во-вторых, обеспечивает тотальную слежку друг за другом. И, наконец, одурманенные люди, имеющие крышу над головой, часто дарят секте свои квартиры.
 
Сотрудники организации работают с раннего утра до поздней ночи практически без выходных. Самая важная их задача — вербовать новичков, за каждого можно получить по $100. Посещающим курсы не разрешается обсуждать лекции между собой: все вопросы и сомнения развеет преподаватель. Правда, любой откровенный вопрос сайенто-лог умеет сгладить: способам ухода от ответа специально обучают.
 
Рядовые сайентологи действительно работают за идею, деньги для них не важны. Они же становятся фанатами. Я испытала это на себе: становишься как наркоман, то есть, не можешь уже обойтись без новых и новых курсов, хочешь стать все лучше и лучше, ищешь деньги на оплату занятий. Кроме разных курсов, здесь заставляют проходить «оверт». Это процедура, когда человек должен написать все свои отрицательные поступки. Твою правдивость проверят потом на детекторе лжи. Вообще на этих процедурах я чувствовала себя, как в 1937 году: записывалось каждое мое слово. Все эти сведения хранятся в личных папках. А ведь это можно использовать потом, чтобы заставить человека работать на организацию. Например, в моей жизни ничего страшного не было, ну а если кто-то когда-то мошенничал или совершал другие противоправные поступки, а теперь об этом знают сайентологи? В свое время я хотела выкрасть папку с моим личным делом, но не смогла. В общем, человека можно довести до чего угодно, даже до самоубийства.
 
— Как в секте относятся к отступникам?
 
— Их ненавидят и одновременно боятся. Тех, кто ушел из организации или сомневается в учении, называют пипами — «потенциальными источниками проблем» (Хаббард, кстати, писал, что каждый сайентолог может причинить любой вред противникам организации, например, лишить собственности или вообще уничтожить физически). Мой личный пример весьма показателен. Сектанты даже заставили развестись со мной моего мужа.
 
Я познакомилась с ним на курсах, позже мы поженились. Дима — врач-невропатолог и, в отличие от меня, сильно поддался влиянию секты. Сначала сайентологи отговаривали меня от брака: видимо, видели, что я влияю на Диму и могу увести его из секты. Но у них ничего не вышло. Зато через полгода муж сам подал заявление о разводе, мотивируя это тем, что у нас «разные жизненные цели».
 
— Как вы считаете, прокуратура, возбудившая дело против сайентологов, сможет обуздать их?
 
— Возбудить уголовное дело надо было давно. Сейчас уже многое упущено. Но, если следователи доведут дело до конца, они спасут миллионы людей.
 
В Останкинской прокуратуре придерживаются такого же мнения. «Я не готов пока комментировать дело, — говорит следователь Дмитрий Другов. — Но уже сейчас ясно — это вторая «Аум синрике», и мы постараемся, чтобы главные сайентологи предстали перед судом по обвинению в незаконной медицинской деятельности и незаконном предпринимательстве. Это пока все, что мы можем им инкриминировать».
 
Сами же сайентологи категорически отказываются признавать себя тоталитарной сектой и отвергают претензии прокуроров. «Наше движение действительно называют церковью. Так говорил о нем сам Хаббард, — говорит заместитель начальника отдела по связям с общественностью Центра Хаббарда Витольд Шлопак. — Но он имел в виду просто духовное просветление, и среди наших единомышленников есть представители разных религий. А в московском управлении юстиции мы зарегистрированы как региональная общественная организация. Мы не занимаемся никаким предпринимательством, а работаем для души, обвинять нас в махинациях несерьезно: получаем-то всего 250 рублей в месяц. Ну, еще дотации на питание и проживание. К тому же деньги, которые зарабатывает Центр, невелики и идут на аренду особняка, аренду общежития для сотрудников, другие нужды, например, евроремонт, сделанный в помещении Центра, добротную офисную мебель, закупку литературы и тому подобное».
 
Однако в подобные рассуждения верится с трудом. Сам Хаббард сколотил на своем учении многомиллионное состояние. А зарабатывают сектанты всеми возможными методами. В Центре можно купить разные книги в красочных обложках или кассеты с лекциями, цена на которые колеблется от 10 до 100 тысяч.
 
Но самые большие деньги они получают за мнимое лечение людей с психическими проблемами по собственным методикам. Кстати, Хаббард вообще презирал психотерапевтов, утверждая, что они делают людей инвалидами, а его методики, наоборот, их спасают. Продолжительность курса лечения, как и общая его стоимость, сразу не называется:
 
«Это зависит от состояния конкретного человека».
 
Кроме того, в Москве действует сайентологическая организация «Нарконон», якобы навсегда избавляющая от алкогольной и наркотической зависимости безмедикаментозными методами. Наркоманам здесь дают витамины В1 В6 и другие. При этом, как утверждают в Центре, от неизбежной ломки можно избавить и без лекарств: «Главное — сила убеждения». Кстати, в США этой «программе» было отказано в выдаче лицензии, а у нас она была запрещена в 1996 году приказом министра здравоохранения.
 
Вообще критику в свой адрес члены организации воспринимают как всемирный тайный заговор: «Все нападки на нас — происки Германии, родины нацизма и фармацевтики». Сайентологи думают, что там боятся конкуренции, ведь они-то лечат без лекарств! Сначала, когда в 50-х годах в США появилась книга «Дианетика», сайентологов раскритиковали психиатры. «А потом постарались и спецслужбы, которые занимаются зомбированием людей. А мы своими процедурами это вскрываем, вот они и испугались, что мы разоблачим их», — говорят в Центре.
 
Отцом сайентологии является Рон Хаббард — бывший писатель-фантаст, говоривший: «Если человек действительно хочет получить миллион долларов, то лучший способ — это основать свою собственную религию». Хаббард проучился два года в Университете Джорджа Вашингтона, но потом бросил учебу и занялся самообразованием. В результате он стал не только писателем, но и фотографом. Позже он занялся психологией и основал свою организацию, назвав ее «Церковь сайентологии». Хаббарда считают учеником известного сатаниста XX века Алистера Кроули. В своем учении он использовал кроулиевские принципы, мировоззрение, символику. Исследователи современных религий (например, руководитель Информационно-консультативного центра св. Иринея Лионского, доктор философии Александр Дворкин) упоминают слова сына Хаббарда о том, что его отец предавался различным сексуальным извращениям и употреблял наркотики, а в конце жизни начал называть себя зверем из Откровения Иоанна Богослова. Еще в 1977 году руководители сайентологической церкви были уличены в планировании операции по проникновению в некоторые правительственные учреждения США с целью похищения документов. Семь человек, в том числе и жена Хаббарда — Мэри, были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Деятельность сайентологов была осуждена как уголовное преступление в Канаде, США, Дании, Италии, Франции Греции. Во многих странах мира сайентология запрещена.
 
Жертвами сайентологов становятся и крупные российские предприятия. Например, на АО «Московский вентиляторный завод» (МОВЕН) не без участия сайентологов был убит генеральный директор Александр Миронов, а через два года — его преемник Вячеслав Ваксман. Миронов, которого в начале 90-х авторитетные Moscow magazine и Option включили в список пятидесяти наиболее преуспевающих бизнесменов России, пришел на Московский вентиля торный завод в 1987 году. Уже через три года убыточный, имеющий многомиллионные долги завод стал флагманом отечественной вентиляторной промышленности. «Нам нужна новая технология управления», — говорил Миронов. Директор сначала сам прошел курс Хаббард-технологии, заплатив за него $6000, а затем отправил за рубеж все руководство предприятия. Постепенно обучать маркетингу и бизнесу по методам Хаббарда начали всех сотрудников. А в январе 1995 года Миронов был убит в собственном кабинете. Позже выяснилось, что убийство Миронова, а затем и Ваксмана заказал управляющий персоналом завода Михаил Прошин. Выяснилось, что Прошин критиковал систему Хаббарда и даже скрыто саботировал распоряжения Миронова. Неприязнь Прошина к шефу увеличилась после того, как Миронов признался ему, что со временем собирается отойти от дел и стать проповедником. А предприятие он собирался отдать на попечение единомышленникам-сайентологам. Эта перспектива не устраивала Прошина, который рассчитывал сам возглавить завод. В результате нанятые им бандиты разделались с директором, а позже — с его преемником.
 
Сейчас сотрудники завода подумывают, что Прошин был в чем-то прав, избавив коллектив от перспективы работать на сектантов.

Комментирование запрещено