Слово в неделю о мытаре и фарисее.

Боже, милостив буди ми грешному!

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!Возлюбленные братия и сестры! Святая Церковь, это чадолюбивая мать, родившая их во спасение и принимающая на себя все заботы, чтоб чада ее не лишились своего наследия – Неба, приготовляя их к успешному совершению наступающего подвига святой и спасительной Четыредесятницы. Церковь готовит своих чад к великому пути, к пути, который ведет к пасхе. Святая Четыредесятница – это особое время в Церковном году и в жизни каждого верующего человека. Это время является нашей жертвой Богу и подготовкой к достойной встречи главного для каждого христианина праздника – Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.  – Святой Пасхи.

 

В чем заключается подвиг святой Четыредесятницы? Это – подвиг покаяния и очищения человека. Это- добровольная жертва, приносимая человеком Богу, являет нам одну цель – духовно-нравственное преображение человека, покаяние как необходимый этап этого преображения, помня слова псалмопевца Давида «Жертва Богу – дух сокрушенный» [Пс.50.19]. Православная Церковь готовит нас к этому времени в течении трех подготовительных недель, последовательно настраивая нашу душу на подвиг покаяния и очищения.

 

Первая подготовительная неделя именуется Церковью как неделя о мытаре и фарисее и в храмах Божиих читается этот Евангельский отрывок. На примере этой притчи Господь учит нас, с каким расположением духа и сердца мы должны приступать к молитве. Фарисей и мытарь вместе пришли в храм Божий помолиться, но вынесли из храм неодинаковый плод молитвы. Мытарь пошел в свой дом из Храма Божия оправданным, хотя был грешником, а фарисей – нет, хотя и делал дела законной правды. Эта притча раскрывает нам дух истиной покаянной молитвы и предостерегает нас от лживого самообольщения, которое губит молитву и отвращает от нас милосердие Божие.

 

Фарисей входит в храм и встает перед Богом. Он уверен, что имеет на это право: ведь его поведение до мелочей соответствует закону, который Сам Бог дал своему народу. Фарисей полностью во власти формального ветхозаветного видения вещей, в понятиях этого Завета исполнение закона может сделать человека праведным. Но закон не мог одного: он не мог дать Жизнь вечную потому что Жизнь вечная заключается в том, чтобы знать Бога и посланного Им Иисуса Христа [Ин.17:3]. Он живет в рамках Завета, понятого им как сделка вне каких бы то, ни было личных отношений. Он видит в Боге закон, а не Личность. Фарисей не видит оснований осудить себя: он считает себя праведным. Фарисей молился так: «Боже! Благодарю Тебя, что я н таков, как прочие человеки, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь: пощусь два раза в неделю, длю десятую часть из всего, что приобретаю». Фарисей в своей молитве забыл где он находится и к кому обращается. Он благодарит бога за свои мнимые добродетели и не видит необходимости в покаянии, такая молитва, проникнутая духом гордыни и самовосхваления – Богохульство. Фарисей в молитве возвышает сам себя, он стремится на первое место и перед людьми, и перед Богом, хвалясь своими делами, гордясь перед Богом, унижает и призирает других людей, чтобы самому выглядеть значительнее. Всеми этими способами, он думает возвысить сам себя, но на самом деле он себя унижает. Чем больше он становится в собственных глазах, и даже в глазах людей, тем меньше он становится в глазах Божиих.

 

Совсем иначе молится мытарь. Он говорит мало, но с огромной скорбью о своих грехах не поднимая головы, ударяя себя в грудь говорил: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» Мытарь проникнутый осознанием своей греховности, он не находит в делах своих никакой надежды на получение спасения, и видит эту надежду в едином милосердии Бога, призывающего всех грешников к покаянию и дарующего спасение за одно покаяние. Великий подвижник седьмого века св. Исаак Сирин говорит «спасение дается Богом не за дела, а за смирение.» И у мытаря было действительно смирение. Мытарь занял в храме последнее место: как грешник, не имеющий никакого собственного добра, недостойный неба, он не возводит глаз к небу. Он устремил свой взор в землю, ударяя покаянием в сердце, из глубины сердца, от всей души произносил покаянную молитву: «Боже, милостив буди мне, грешнику»! И его молитва была так действенна и слышна, что грешник вышел из Храма Божия оправданным. Сила угодной Богу молитвы – в смирении и сокрушении сердца. Самый верный путь к смирению и сокрушению сердечному – что уничтожение в себе фарисейского самомнения, и укоренение в своем сердце мытарева покаянного чувства. Но, вспомнив фарисея не надо думать, что дела благочестия ничего не значат, — Господь укорил его за то, что он хвалился ими, забыв о своих грехах. Вспоминая мытаря, не надо думать, будто Господь хвалит мытаря за то, что он пришел в такое состояние, что и на небо воззреть не мог от грехов своих. Он хвалит его за сокрушение о грехах своих.

 

Дорогие братия и сестры, углубим взор в самих себя, посмотрим на нашу жизнь, у каждого из нас несравненно больше грехов, чем добрых дел. И если даже собрать все наши добрые дела – много ли их окажется? И каждое ли было во славу Божию? И если в нашей духовной жизни вдруг будет возникать самомнение фарисея о том, что мы имеем духовные плоды, то есть, я чего-то достиг перед Богом своей духовной жизнью. Тогда обязательно будем углублять взор в самих себя и спросим: имеешь ли ты веру Авраама, кротость Моисея, целомудрие Иосифа, нестяжательность Илии и Иоанна, самоотвержение апостолов, терпение мучеников, духовную бдительность пустынников, чистоту девственников? И тогда увидим свою нищету духовную, и осознание этого приведет нас к покаянию. Необходимо помнить о том, что одна дверь спасения была во времена великого потопа – дверь ковчега, одна дверь спасения и от потопа греха – дверь покаяния. Дверью покаяния вошли в Царство Божие исповедавшийся разбойник, Закхей, блудница, отрекшийся Петр и множество других людей, принесших покаяние Богу. Подойдем же и мы и, став возле мытаря, воззовем из глубины сердца: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!»

 

18.02.2016                                                                                                                             прот. Михаил Шеховцов

Комментирование запрещено