Слово в неделю 7-ю по Пятидесятнице

Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их (Мф 9:27-30)

«По вере твоей да будет тебе» – вот основополагающий принцип исполнения всякого прошения в Церкви. Все, о чем просишь, будет дано тебе ровно в той мере, в какую ты наполняешь свое прошение верой. Бог может все. В противном случае Он не Бог, не Всемогущий, не Вседержитель. Но когда кто-либо просит чего-то у Бога, он непременно должен верить, что исполнение прошения в силах, во власти Бога. И, по логике, все просящие у Бога верят Ему.

Но верить, или представлять, что веришь, можно по-разному. Кто-то «верит», искушая Творца. Дескать, попрошу что-то алогичное, что-то противоречащее законам мироздания, и погляжу —  как оно будет исполняться. Кто-то «верит с оглядкой». Просит и поглядывает: «Ну что там, уже?» Или: «В какую меру на данный момент моя молитва принесла плоды?» Кто-то вовсе не верит, а потому и не просит. Или просит что-то неопределенно-неуловимое. Так что проверить – есть ли смысл в прошениях, или нет – не  представляется возможным. А кто-то верит по-настоящему. Верит, что каждое слово молитвы услышано. Каждое слово имеет смысл. Ведь если Бог знает о чем я буду просить прежде моего прошения, то тем более Он не нуждается в многословном очерчивании деталей моей просьбы. Другое дело, что молитва, являясь просьбой, как и всякая просьба оставляет за адресатом право выбора решения: удовлетворить прошение или отклонить. Всякий христианин твердо помнит сноску, незримо присутствующую в каждой молитве: «Впрочем, не как я хочу, но как Ты». У нас нет инструмента, который бы доподлинно устанавливал причины  не исполнения Господом моего прошения в каждом конкретном случае. Может быть, Бог дает мне возможность проявить усердие и терпение в моем стремлении; может быть, Он знает, что исполнение этой просьбы не будет для меня полезным;  может быть, прося, я не верю; может быть, в процессе молитвы, со временем мне откроется более целесообразная формула просьбы.

Как бы там ни было, Бог совершенно точно слышит меня, внимает мне, любит меня. Это основание для всякого рода молитвы, как частной, так и общественной. И что бы я ни просил у Бога сейчас, какой бы свой смысл не вкладывал в столь известное всем «Господи, помилуй!», истина присутствия Бога в момент произношения мною этих слов остается неизменной. Как бесспорным является и вера в то, что Он помилует.

Помилует. Непременно помилует всякого с верой просящего. Может быть не так, как просящий себе представляет это сейчас, но помилует.

Господи, помилуй нас грешных!

 

07.08.16                                                         священник Игорь Мельникович

Комментирование запрещено