История возведения первого православного храма в исправительной колонии Донецкой области

Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Схиархимандрит Зосима (Сокур), основатель Свято-Успенской Николо-Васильевской обители (с. Никольское)

История взаимоотношений Церкви и государства в деле тюремного служения в Донецкой области начинается с основателя Свято-Успенской Николо-Васильевской обители схиархимандрита Зосимы, по благословению которого был построен первый храм на территории Селидовской исправительной колонии №82. «Батюшка всегда очень переживал о том, что в тюрьме находящиеся люди не окормляются Церковью, — рассказывает архимандрит Савва, насельник Свято-Успенской Николо-Васильевской обители, несущий послушание настоятеля храма Благоразумного разбойника Раха. — Эти люди находятся в очень тяжелых условиях, они словно загнаны в угол, потому что у них нет такого вот света, согревающего душу. В монастырь к отцу Зосиме часто приезжали представители властей, военные в высоких чинах, и однажды он обратился к одному из них с просьбой построить храм в тюрьме, который был бы назван в честь Благоразумного разбойника Раха. На Руси, да и во всей многолетней истории Церкви, такого еще не было. Господь управил так, что нашлись меценаты и спонсоры, а начальник тюрьмы, в которой планировалось строительство, оказался верующим, порядочным человеком, занимающим активную жизненную позицию. Он очень заботился о благоустройстве колонии, о том, чтобы заключенные всегда были при деле, чтобы у них была работа.
 

Так и было принято решение построить храм, а до того, как строительство было завершено, в колонию стали ездить священнослужители, духовно окормлять заключенных. Специально для этого создали молитвенную комнату. Раз в неделю проходила Божественная Литургия, проводилось Таинство Причастия. Незадолго после того, как отец Зосима преставился ко Господу, в день памяти Варвары великомученицы освятили храм».
 

Церковь возникла на руинах старой больницы, которая уже давно прекратила свое существование. «Старожилы колонии и ее работники рассказывали, что в этой больнице много людей умерло от разных тяжелых болезней, большинство из них подкосил туберкулез, — продолжает рассказ отец Савва. — Это было скорбное место, здесь люди испытывали мучения. Конечно, территорию расчистили, благоустроили, но промысел Божий, как известно, часто проявляется в том, что храмы возникают там, где скорби и печали происходят. Так и тут вышло.
 

Батюшка Зосима предупреждал, что искушений будет много, что богоугодное дело начинать всегда нелегко — его слова оказались пророческими. С момента начала строительства настойчиво возникал вопрос — есть ли во всем этом польза для заключенных? Ведь считается, что все они неисправимы. Но начальник колонии и пастырь придерживались того мнения, что если даже один человек обратится, одна душа спасется, то значит, не зря были все эти усилия.
 

Что касается названия храма, логически напрашивалось именовать его в честь великомученицы Анастасии Узорешительницы. Эта святая признана Церковью как помощница узникам. Но отче настаивал на своем — храм должен носить имя благоразумного разбойника. Почему? Потому что благоразумный разбойник первым вошел в рай, несмотря на все его грехи. Господь первым удостоил его Царствия Небесного, показывая этим, что главное в человеческой жизни — покаяние. Нет праведника, который перед Богом был бы праведен, и у праведника есть грехи, у грешника их больше, но перед Богом они одинаково грешны. Смысл нашего спасения именно в покаянии. Батюшка Зосима это понимал и освящением храма давал надежду заключенным на то, что и для них не потеряно спасение».

Комментирование запрещено