Церковь и государство: на пути сотрудничества

На ветру плавно развивается желто-голубой флаг — символ независимой Украины. У нового государства свои географические границы, свои законы и Конституция, которая провозглашает: «Каждый имеет право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Это право включает свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды, проводить религиозную деятельность.

 

Осуществление этого права может быть ограничено законом только в интересах охраны общественного порядка, здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других людей. Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа — от Церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная. Никто не может быть освобожден от своих обязанностей перед государством или отказаться от исполнения законов по мотивам религиозных убеждений. В случае если исполнение воинской обязанности противоречит религиозным убеждениям гражданина, исполнение этой обязанности должно быть заменено альтернативной (невоенной) службой».

 

Все чаще на прохожих можно увидеть нательный крест, символ веры Христовой, все чаще в разговорах проскакивают фразы: «мы были на Литургии», «попрошу благословение на Причастие», «тут неподалеку от нас храм построили»… Засияли потертые фрески новыми красками, позолотой покрылись ветхие купола, и колокола, что не звонили, казалось сотни лет, вновь разлились дивными перезвонами.

 

Но Таинство Крещения, увы, избавляет человека лишь от первородного греха, что же касается других страстей, то на борьбу с ними нам отведена вся земная жизнь. А это значит, что не только места для молитвы строят люди, но и места для искупления грехов — тюрьмы. И тем, кто попал за решетку, кто оступился и не может найти в себе силы выйти из тьмы на свет, особенно нужна Евангельская проповедь, нужна поддержка со стороны Православной Церкви. Помощь не заставила себя долго ждать — священнослужители вновь стали приходить в тюрьмы, но не как заключенные, а как пастыри заблудших душ человеческих. А спустя семь лет после обретения страной независимости, было подписано Соглашение о сотрудничестве Украинской Православной Церкви и Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний.

 

Так и вернулось все на круги своя — вновь слово Божие стало звучать в тюрьмах, появились иконы и молитвенные комнаты, возводятся храмы. «По милости Божией Русская Православная Церковь постепенно восстанавливает свое служение в местах заключения, искусственно прерванное революционным лихолетием, — комментировал ситуацию ныне покойный Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. — Основываясь на евангельских истинах, взирая на подвиг служения заточенным в темницах — святителя Николая, великомученицы Анастасии, — опираясь на отечественный опыт, наша Церковь несет в места заключения слово утешения и поддержки, врачуя больные души, раненные скверной греха. Православные священнослужители прилагают немало усилий, чтобы показать узнику истинное отношение христиан к человеку и греху: первого жалеть, любить, возрождать; второго — отвращаться и ненавидеть.

 

Украинская Православная Церковь, имеющая богатейшие духовные ценности, старается донести их до каждого человека, независимо от его социального статуса, национальности, цвета кожи или пола. Более того, Святое Православие всегда находилось вне политики, потому что в основе его деятельности прежде всего всегда лежало оказание влияния на духовную сторону жизни общества. И особое внимание уделяется людям, чей жизненный путь не движется в сторону успеха.

 

Двадцать шесть священнослужителей в течение десяти лет несут свое послушание в пенитенциарной системе Донецкого края. Невзирая на то, что в воскресный день за всеобщей молитвой их ждут прихожане, которые о тюрьмах знают лишь понаслышке, все же находят они время и для тех, для кого места заключения заменили родной дом. Цель исправительного воздействия на осужденных уголовно-исполнительной системы была определена в далеком прошлом. Ведь «пенитенциарный» в переводе с латинского языка означает «дом покаяния». Именно так изначально называлась тюрьма одиночного заключения, приспособленная к исправлению преступников путем покаяния.

 

Зарождение тюремной системы на Дону относится ко времени правления Екатерины II. Как известно, свое название город Ростов-на-Дону получил от крепости Святого Дмитрия Ростовского. Первое упоминание о наличии в крепости острога, явившегося, можно сказать, прародителем пенитенциарной системы Донского края, считается с сентября 1786 года. В 1857-1858 годах в области Войска Донского было построено шесть тюремных замков в окружных центрах: станицах Константиновской, Каменской, Усть-Медведицкой, Ниже-Чирской и Донецкой, а также Войсковый острог, переименованный позже в Новочеркасский тюремный замок. В 1879 году российский император Александр II издал Указ о создании тюремного Департамента, положивший начало единой государственной системе исполнения наказаний.

 

Теперь с уверенностью можно сказать, что взаимопонимание в отношениях представителей власти и Церкви способствует социальному, духовному и моральному благополучию, всестороннему развитию лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

 

Священнослужители, несущие послушание по окормлению заключенных, стараются донести до них благотворное воздействие слова Божьего и помочь оступившемуся человеку, часто с плохим состоянием здоровья, преодолеть угнетенность и изменить взгляды на жизнь.

 

Работники пенитенциарной системы и пастыри тюремных приходов совместно организовали православные тюремные общины, которые начали обустраивать молельные комнаты, занялись составлением библиотек при приходах, стали создавать воскресные школы, открывать заочно-дистанционные курсы по изучению Закона Божьего.

 

Администрация, понимая, что «вера зарождается в сердце не от слов человеческой мудрости, а от слов Божия» (Рим. 10:17), позволила воздвигать и украшать часовни и храмы на территориях исправительных колоний, золотые купола которых, проглядывая через решетчатые окна, часто являются спасительным маяком, ведущим совершивших преступление к свободе.

 

Работники социально-воспитательной и психологической службы исправительных колоний свидетельствуют, что священнослужители сплачивают коллектив через искреннее и уважительное отношение к религиозным взглядам верующих других конфессий. Сегодня с полной уверенностью можно сказать, что доверие к Украинской Православной Церкви так велико, что осужденные доверяют священнику все свои, даже самые сокровенные, мысли. И пастыри надеются, что православная община, дающая духовное рождение верующему, не останется для них после освобождения лишь далеким воспоминанием. Ведь в наши дни общая молитва, объединяющая людей, нужна на свободе даже больше, чем в тюрьме.

 

Господь желает спасения каждому человеку, родившемуся на этой земле. Он спускался в ад для проповеди истины, для того чтобы спасти души грешников, Он терпел жуткие, леденящие кровь мучения ради того чтобы дать нам шанс обрести жизнь вечную. И Он продолжает это делать по сей день — Спаситель простирает нам руку помощи и ждет, что мы ухватимся за нее, тогда пелена греха слетит с наших глаз, и мы увидим мир таким, каким он должен быть — мир, в котором нет места злу и скверне.

 

Исторически сложилось так, что Православие исповедуют большинство жителей современной Украины. Приоткрывая завесу былых лет, среди дат и событий можно отыскать одно единственное, сыгравшее решающую роль в вероисповедании славян -Крещение Руси. Это было не просто Таинство, совершаемое в речных водах могучего Днепра, это была победа над язычеством и идолопоклонством, победа над тьмой душевной и возможность обретения истинной свободы, свободы от греха. Русь крестилась не ради земного счастья, а ради спасения для жизни в Царствии Небесном. В нем, а не в зыбком земном бытии, увидел русский человек награду за свою суровую и опасную жизнь. Именно Царство Божие, стяжаемое в праведных делах, наделяло благодатным смыслом подвиг жизни в земном мире.

 

Бесспорно, князь Владимир был далеко не первым человеком, исповедующим христианство на Руси. Княгиня Ольга, его предшественница, отправилась в Византию для принятия крещения у Патриарха, и сам император Константин стал ее крестным отцом. Известны и другие примеры того, как люди отрекались от язычества и становились на путь истины, но именно Владимиру, «Ясному солнышку», как его ласково прозвали в народе, было суждено заложить первый камень в строительстве Русской Православной Церкви.

 

Праведная жизнь становится на Руси более высокой ценностью, чем культура ума и политическая свобода. Поэтому русский народ дал в своей духовной культуре и ряд других явлений, не известных на Западе: юродивость (возвышение Истины над общественными рангами и условностями), старчество (духовное совершенство вплоть до прозорливости), странничество (следование словам Христа об оставлении имущества ради праведности). Не имеет аналогов в западной живописи и русская икона («окно в вечность», «умозрение в красках»).

 

История Православной Церкви Московского Патриархата многогранна и терниста, множество испытаний прошла она, благостные времена сменялись ополчениями, но, несмотря на все перипетии, выстояла Невеста Христова до наших дней. Шаткость положения, многочисленные запреты и гонения на христиан наложили свой отпечаток на восприятие церковной жизни — далеко не каждый православный принимает участие в Таинствах, присоединяется к всеобщей молитве за Божественной Литургией. Многие христиане, приняв Крещение, относятся к Православной Церкви скорее по традиции, нежели по своему образу жизни и мышлению. Те, кто ни разу так и не подошел к Чаше стали избранной мишенью врага рода человеческого, поэтому нет ничего удивительного в том, что за колючей проволокой искупают свои вину люди, носящие нательные кресты.

 

Однако такое положение вещей вовсе не означает, что Святая Церковь позабыла свою далекую, словно незримую, паству, что священнослужители не желают знать этих братьев во Христе. С особым трепетом Православие относится к тем, кто нуждается в его духовном окормлении и поддержке.

 

Правдивость этих слов стала очевидной для всех православных христиан нашего государства, особенно для жителей шахтерского края. Донбасс вновь стал православным, вновь по его бескрайним степям стал разноситься праздничный благовест, вновь двери храмов отворились для прихожан. Епархии — Донецкая и Горловская — трудятся на благо тех, кто нуждается в их поддержке. И нет ничего удивительного в том, что именно в этих краях впервые возродилось сотрудничество между Церковью и тюрьмами.

 

Открытие первого православного храма стало новым этапом в развитии дружественных взаимоотношений между Украинской Православной Церковью и Донецким областным Департаментом по вопросам исполнения наказаний. «Администрация учреждений и особенно сами осужденные с радостью восприняли весть о том, что в подразделениях будут строиться православные церкви, — вспоминает Александр Федченко, бывший начальник управления Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний в Донецкой области. — Поначалу многие работы проводились на голом энтузиазме, без материальной базы. Мы могли обеспечить лишь соблюдение правил техники безопасности и охрану. А также все, что можно было сделать без глубокого финансирования, за счет внутренних резервов — оконные блоки, двери, ворота, ограждения и прочее. К слову, в старину храмы возводились долго, бывало, что некоторым для этого и ста лет не хватало. Ведь все они строились на пожертвования прихожан. Благодаря нашим спонсорам, меценатам, которые оказывали существенную поддержку, а также инициативным осужденным, тюремные церкви возводились за короткие сроки».

Но храм из кирпича построить намного легче, чем храм в душе человеческой. Самое сложное оставалось впереди. Невзирая на то, что была разработана целая социальная программа по работе с заключенными, на контакт узники шли неохотно. «В Донецкой епархии работа священников в местах лишения свободы сначала шла очень тяжело, мы сталкивались с массой трудностей, предугадать которые было невозможно,- рассказывает Алексей Семенович Богданов, координатор по взаимодействию Донецкой и Горловской епархий Украинской Православной Церкви с управлением Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний в Донецкой области. — Начали мы с того, что определили священников, которые должны были заниматься окормлением осужденных. Затем зарегистрировали общины, после чего во всех колониях под каждую общину нам выделили комнаты. Помню, с какой радостью мы освящали эти комнаты! Священники в духовном окормлении, которым это было искренне нужно! Мы не ошиблись, нет. Заключенным, действительно, нужна была духовная поддержка. Только вот тогда они не понимали этого…».

 

Алексей Семенович признается, что трудности начались практически сразу же. «Самым сложным было то, что осужденные искренне считали священников доносчиками, которые работают на администрацию, — говорит он. — Заключенные не хотели исповедоваться, полагая, что все их грехи сразу же будут известны начальству. Нашим священникам пришлось много потрудиться для того, чтобы сломать этот стереотип. Более того, тех людей, которые «сотрудничали» со священнослужителями, также относили к числу доносчиков, их воспринимали очень негативно. Шло время, работа понемногу двигалась. Не только заключенные, но и сотрудники исправительных учреждений поняли, что священники проводят большую воспитательно-разъяснительную работу, помогают осужденным осознавать те поступки, которые они совершили. Кто-то оступился по своей незрелости, кто-то потому, что находился в неблагоприятной среде, был лишен родительской опеки, заботы или просто попал в плохую компанию.

 

Во всех исправительных колониях и следственных изоляторах Донецкой области количество православных прихожан составляет 1976 человек. В прошлом году эта цифра была больше — такое снижение произошло потому, что прошла амнистия, по которой было освобождено много православных прихожан. И это я считаю тоже нашей большой заслугой.

 

Первый храм, возведенный в исправительной колонии Донецкой области

Первый храм, возведенный в исправительной колонии Донецкой области

В декабре 2003 года впервые на территории уголовно-исполнительной системы Донецкой области в Селидовской исправительной колонии №82 в торжественной обстановке было совершено освящение храма. Настоящий храм, с куполами и иконостасом! Радости тогда и нашей, и заключенных, и священников не было предела! А один из осужденных сказал тогда, глядя на купола: «Теперь можно приходить в храм и чувствовать себя свободным… Радость-то какая…» Эти слова мне очень запомнились… После окончания строительства этого храма начались возведения и в других колониях. Спустя какое-то время заложили краеугольный камень в основание храма в Макеевской колонии №32, следом за этим освятили место будущей часовни в честь святого преподобного Серафима Саровского в Енакиевской исправительной колонии №52. В 2008 году еще в четырех исправительных учреждениях области были заложены фундаменты под строительство православных храмов. По благословению Высокопреосвященнейшего Илариона, митрополита Донецкого и Мариупольского, на протяжении неполных шести лет, которые прошли с того времени, на территории уголовно-исполнительных учреждений возведены храмы, часовни, молитвенные помещения. В настоящее время их уже более тридцати. Как видим, люди верят в то, что священнослужители и произносимые ими молитвы способствуют укреплению веры православной и борьбе заключенных с грехами и страстями. Кстати, подтверждением того, насколько заключенные доверяют Церкви, являются письма, которые к нам приходят. Одни пишут, что больны и им нужны лекарства, другие — что необходимы духовно-просветительная литература, ладан, крестики, свечи и другое. Мы стараемся помочь, но, к сожалению, не все наших силах.

 

Ежемесячно мы рассматриваем до сотни обращений — это примерно три-четыре письма в день. Много просьб поступает от родителей осужденных. Они просят помочь вызволить их детей из заточения. Приходится объяснять, что Церковь не вмешивается в нормативно-законодательные акты Украины. Нарушил — значит, должен нести ответственность, Церковь не должна судить о вине человека. Церковь может лишь помочь уврачевать, раскаяться, найти стержень в жизни.

 

Мы помогаем осужденным тем, что жертвуют наши прихожане церковных общин. Нужно видеть, как радуются они самым простым вещам! Гуманитарную помощь оказывают и другие 19 конфессий, ведущие работу на территории исправительных учреждений. Засилье сект велико. Но сделать с этим ничего нельзя. У человека есть выбор, который зависит только от него.

 

Без дела заключенные не сидят. В Макеевской исправительной колонии №32 существует иконописная мастерская. Там ребята пишут иконы, делают оклады. Сегодня уже решено выпускать эту продукцию в массовую реализацию. Такая же мастерская есть и при Селидовской исправительной колонии №82. Многие иконописцы, которые выходят из мест лишения свободы, продолжают заниматься иконописью, расписывают храмы, пишут иконы. Думаю, у человека невозможно отобрать свободу, особенно — у верующего. В это трудно поверить, но и за колючей проволокой продолжается жизнь, хотя и отличная от нашей, но не менее полная. Там тоже присутствуют свои проблемы, свои победы, свои радости и огорчения, люди крестятся и венчаются. И там они исповедуются и причащаются, они верят и надеются… Даже находясь в пожизненном заключении, надеются, что по прошествии 20 лет их прошение о помиловании будет рассмотрено и режим содержания будет заменен. Поверьте, вера в заключении очень сильна. Люди верят в Бога и знают, что их свобода — во Христе!»

Комментирование запрещено