33 года распятия храмов

За 33 советских года с середины прошлого века на Донбассе было закрыто 108 православных приходов.

 

Справедливо замечено, что к хорошему привыкаешь быстро. Нас, донетчан, уже не удивляет, что сейчас практически в каждом городе есть своя православная церковь, а в больших городах их по несколько, и в самом же Донецке – более пятидесяти. Прихожане замечают, как призывной звон колоколов на одном храме перекликается с мелодичным звучанием на другом – так близко они расположены. Но культовое строительство ведется не на пустом месте – в былые годы на Донбассе тоже было много храмов. «Былые» – это до революции 1917 года. А в 20-е годы Церковь понесла первые тяжелые потери: священники арестовывались, а храмы разрушались. Как известно, в годы Великой Отечественной войны вере было дано послабление от власти – народу было дозволено веровать. Но сразу после войны Русская Православная Церковь претерпела новые гонения. Началось это еще до смерти Сталина и продолжалось до самого начала перестройки в СССР.

 

В Донецком областном государственном архиве хранятся документы о закрытии с 1950 г. по 1983г. храмов на территории Донбасса. Называется это «справкой об освоении бывших культовых зданий в Донецкой области». Так вот, за эти 33 года с регистрации было снято 108 религиозных объединений православных христиан. Надо полагать, что при этом закрывались и церкви, при которых как раз и создавались общины. Это обосновывалось тем, что «использовались приспособленные для богослужебных целей нетиповые помещения, которые длительное время не ремонтировались и пришли в технически неудовлетворенное состояние». Но их просто не позволяли ремонтировать! Таким образом было снесено 77 бывших церковных помещений.

 

Справка, написанная уполномоченным совета по делам религий по Донецкой области в 1979 году, сообщает, что «более прочные здания после снятия с регистрации переоборудованы, вида церкви не сохранили, используются под библиотеки, клубы, кинотеатры и складские помещения (всего 31 здание). Бывших церковных зданий, которые не используются, самовольно отремонтированных верующими помещений, а также церковных зданий, в которых сохраняется культовое имущество, на территории области нет».

 

Верующие пытались сохранить храмы, настаивая на историко – архитектурной ценности, но доже после присвоения соответствующего статуса уберечь их от постепенного исчезновения было практически невозможно. Яркий образец того, почему это невозможно было сделать, дает очередной документ: «Для ремонта здания бывшей церкви в селе Васильевка Амвросиевского района, которое по решения облисполкома признано памятником архитектурно – строительного искусства местного значения, составлен паспорт и изготовлена проектно – сметная документация. Однако ремонт его не начат из-за отсутствия средств и лимитов подрядных работ».

 

Конечно, православный народ пытался отстоять у власти свое право молиться Богу. Но и на это он получил «достойный ответ». Вот еще один документ того же авторства: «Отдельные верующие граждане г. Дружковки и села Маяки Славянского района в последнее время стали обращаться в местные и высшестоящие партийные органы с просьбой об открытии ранее действовавших культовых зданий. Исполкомами Дружковского городского и Славянского района советов народных депутатов, аппаратом уполномоченного (Совета по делам религий по Донецкой области) проводится с ними работа по разъяснению несостоятельности их просьб». Как говорится коротко и ясно.

 

Что касается использования храмов «для различных народно – хозяйственных и культурно — просветительных целей», то здесь представлен широчайший диапозон. В Артемовске, к примеру, церковное помещение было приспособлено под базу комбината общественного питания, в Дружковке переоборудовано под городской краеведческий музей, в Мариуполе (Жовтневый район) – под жилой дом для семи семей, в Краматорске реконструировано под мелкооптовый магазин, в Макеевке (Центрально – городской район) – под столовую швейного объединения «Спецодежда», в Снежном стало админзданием прорабного участка, в Торезе – городским обществом охотников и рыболовов. Тут и зернохранилища, и художественные мастерские и сельпо.

 

В результате архивные данные справедливо свидетельствуют, что «начиная с 50-х годов православные общины заметно снижали свою активность, становились маломощными. По этой причине не могли содержать священников и своевременно ремонтировать церковные здания». При этом нередки были случаи, когда представители тех же партийных и советских органов по настоянию верующих мам и жен крестили своих детей, приглашая для совершения таинства гонимых ими из приходов священников. …Гримасы эпохи…

Прошлое не повторяется только для того, кто умеет извлекать из него уроки. Иначе можно ожидать очередных политических уродств, трагически отражающихся на судьбах конкретных людей и целой исторической эпохи.

 

Анна Ряшина

Комментирование запрещено